Тема: Возбудители нематодозов и их лабораторная диагностика

Распространение нематодозов среди населения различных районов России и в войсках, факторы, его определяющие.

Особенности взаимоотношений возбудителей нематодозов с организмом хозяина.

Основы паразитологической и иммунологической диагностики, особенности клинико-лабораторной диагностики нематодозов при дислокации войск на эндемичной по данным инвазиям территории.

Стратегия и тактика борьбы с нематодозами в войсках, противоэпидемические мероприятия и их краткая характеристика.

Заключение

Введение

На данной лекции мы начинаем изучать наиболее представительную группу гельминтов, относящихся к классу Собственно круглые черви, или нематоды, Больше половины видов паразитических червей – возбудителей болезней человека относится именно к этому классу. Счет больных идет на миллиарды.

В современной фауне лишь 2 типа приспособились к существующим условиям настолько широко, что в природе нет экологической ниши, свободной от них. И один из них — круглые черви.

При изложении материала ваше внимание будет фиксировано на обоснованиях выбора субстратов, отбираемых для лабораторных исследований, исходя их биологических особенностей циклов и взаимодействия в системе «паразит-хозяин». С этой свточки зрения будут затрагиваться вопросы патогенеза и клиники инвазий.

Нематодозы — Инвазии, вызываемые представителями класса собственно круглых червей (Nеmatoda). Тело нематод удлиненное, нитевидной или веретенообразной формы, длиной от 1 мм до 1 м и более. На поперечном разрезе очертание тела округлое. Наружная оболочка его представлена кутикулой. У некоторых форм она имеет поперечную исчерченность, у других — несет различные кутикулярные образования (продольные гребни, шипики, щитки), служащие для фиксации червей в организме хозяина. На переднем конце тела находится ротовое отверстие, которое у одних нематод окружено губами, другие виды лишены этих образований. У некоторых нематод ротовое отверстие ведет в пищевод, у других — между ртом и пищеводом находится ротовая капсула. Пищевод представляет собой полую трубку. Его строение учитывается при систематике нематод.

Нематоды — раздельнополые животные. На заднем конце тела самцов около клоаки располагаются вспомогательные половые органы: спикулы, рулек, половые сосочки, совокупительная (половая) бурса. Форма и размер этих образований имеют значение для установления видовой принадлежности круглых червей.

Яйца нематод разнообразны по форме и величине, снабжены плотной оболочкой.

Большинство паразитических видов нематод развиваются без промежуточных хозяев — геогельминты (аскарида, власоглав, анкилостома и др.). У некоторых видов нематод (филярии) происходит смена хозяев — биогельминты. Для трихинелл окончательным и промежуточным хозяином является один и тот же организм.

Циклы развития паразитических нематод отличаются разнообразием. Оплодотворенные самки выделяют яйца в разных стадиях развития: одни содержат вполне сформировавшуюся личинку (например, острицы), другие — зародыш в стадии дробления (анкилостома).

В процессе эволюции круглые черви выработали совершенные механизмы, позволяющие им успешно противостоять агрессивной внутренней среде хозяина, быть абсолютно устойчивыми к неблагоприятным внешним воздействиям, а также успешно вселяться в новых хозяев.

Нематодозы человека. вызываемые геогельминтами, по частоте распространения и величине, охватываемых заболеваниями территорий, среди всех гельминтозов стоят на первом месте. Напомним, что число больных аскаридозом составляет 1269 миллионов, анкилостомидозами – 932 миллиона, энтеробиоз – 353, трихоцефаллез – 687.

По распространенности среди населения они существенно уступают геогельминтам: там счет шел на миллиарды. Однако и биогельминты по этому показателю выглядят весомо. Число людей, пораженных филяриями, по различным данным составляет от 85 до 114 миллионов, трихинеллезом – 46 миллионов.

Для абсолютного большинства нематодозов – биогельминтозов характерно тяжелое клиническое течение с осложнениями, неблагоприятными социальными последствиями и нередко – с летальными исходами. Не случайно проблема филяриатозов определена ВОЗ как одна из 6 важнейших паразитологических проблем, курируемых этой организацией.

Биогельминты имеют сложные циклы развития, значительный круг промежуточных хозяев. Некоторые из них являются возбудителями природно-очаговых заболеваний.

Распространение нематодозов среди населения различных районов России и в войсках, факторы, его определяющие.

Аскаридоз. По официальной статистике по уровню распространенности среди населения стоит на первом месте. В среднем этим гельминтом поражено около 1 % населения России. В республиках СНГ пораженность выше: в Армении от 3,1 до 16,6 %, в Белоруссии от 2,5 до 11,2 %, в Грузии от 2,5 до 4,1, в Литве от 1 до 2,2 %, в Азербайджане от 1,2 до 9,1 % и т. д.

Возбудитель — аскарида человеческая (Ascaris lumbricoides, Linnaeus, 1758). Длина самок 20—40 см, самцов 15—25 см. Тело веретеновидное, сужено к обоим концам, покрыто плотной кутикулой. Головной конец снабжен тремя большими кутикулярными губами, окружающими ротовое отверстие. Хвостовой конец самца загнут на брюшную сторону и несет две спикулы. Размеры яиц 0,05—0,07 х 0,04—0,05 мм.

Аскаридоз — пероральный геогельминтоз, антропоноз. Окончательным хозяином и единственным источником инвазии является человек. Половозрелые аскариды паразитируют в тонком отделе кишечника, где самки откладывают яйца. Одна самка способна отложить более 200 000 яиц, которые с экскрементами попадают во внешнюю среду. Созревание яиц до инвазионной стадии происходит в почве при определенных условиях температуры, влажности и содержания кислорода. Оптимальной температурой для развития личинок является 24—30 °С при влажности не ниже 8%. При температуре 13,5 °С развитие продолжается 42 суток

Заражение в зонах тропического и субтропического климата возможно в течение всего года, в зоне умеренного климата — главным образом в летние и теплые весенние и осенние месяцы.

Распространен аскаридоз исключительно широко, он не встречается лишь в полярных и приполярных районах, а также в зонах пустынь и полупустынь. Особенно интенсивно передача инвазии осуществляется в условиях жаркого климата с годовым уровнем осадков 100 см и выше.

Диагностика. Распознавание аскаридоза по эпидемиологическим данным в клинической картине возможно, но часто затруднительно. В ранней фазе опорными моментами диагностики являются обнаружение личинок аскарид в мазках из свежевыделенной мокроты, но имеет это ограниченное диагностическое значение. Предложены иммунологические реакции с антигенами, приготовленными из личинок. В поздней фазе инвазии решающим в диагностике является обнаружение в кале яиц гельминтов. Выявление инвазии одними самцами аскарид с помощью этих методов невозможно. В таких случаях диагноз устанавливается при отхождении гельминтов с экскрементами. Предложены методы определения в моче летучих жирных кислот, которые выделяют аскариды в процессе жизнедеятельности.

. Предложены иммунологические реакции с антигенами, приготовленными из личинок. В поздней фазе инвазии решающим в диагностике является обнаружение в кале яиц гельминтов. Применяются обычные копроовоскопические методы и методы обогащения (например, метод Фюллеборна). Выявление инвазии одними самцами аскарид с помощью этих методов невозможно. В таких случаях диагноз устанавливается при отхождении гельминтов с экскрементами.

Предложены методы определения в моче летучих жирных кислот, которые выделяют аскариды в процессе жизнедеятельности.

Трихоцефалез. Трихоцефалез широко распространен на земном шаре, преимущественно во влажных районах тропического, субтропического и умеренного климата. В мире это первый по распространенности гельминтоз: число пораженных – половина населения Земли. В связи с низкой яйцепродукцией самок власоглава и небольшими размерами яиц, затрудняющих их поиск, данные о распространении этой инвазии весьма приблизительны

Принято считать, что по частоте поражения населения России этот гельминтоз стоит на втором месте. В последние 10 –15 лет уровень пораженности составляет около 0,2 %. Однако, в ряде стран СНГ она еще значительна: в Армении — 4,89%, в Грузии 5,3%, в Белоруссии – 2,6 %. К 1980 г предполагалось снижение этого показателя до 0,1б %. Прогноз составлялся с учетом внедрения в практику нового отечественного высокоэффективного препарата -дифезила, масштабы производства которого в последние годы возрастают.

Возбудитель инвазии — власоглав (Trichocephalus trichiurus, Вlапспагd, 1895). Тело власоглава состоит из двух отделов: головного — волосовидного и хвостового – утолщенного. Соотношение этих отделов 2 : 1 у самок и 3 : 2 у самцов. Длина самки 3,5— 5,5 см, самца 3—4,4 см. У самцов хвостовой конец спирально закручен, у самок — изогнут дугой. Яйца желтовато-коричневого цвета, по форме напоминают лимон или бочонок, имеют на полюсах выступы в виде пробочек. Размеры яиц 0,04—0,05 х 0,02—0,023 мм.

Трихоцефалез — пероральный гельминтоз, антропоноз Окончательным хозяином и источником инвазии является человек. В организме человека гельминты паразитируют в толстой кишке, преимущественно в слепой, где самки откладывают яйца, которые с экскрементами попадают в окружающую среду. В почве при благоприятных условиях происходит их развитие до инвазионного состояния. Так при температуре 30 °С и высокой относительной влажности образований инвазионной личинки занимает 17 дней. Созревание яиц возможно при температурном режиме от 15 до 40 °С. Яйца же остаются жизнеспособными в течение нескольких месяцев.

Восприимчивость к трихоцефалезу всеобщая. Продолжительность индивидуальной жизни гельминта 5—6 лет.

Диагностика. В процессе диагностики учитываются клинические данные, проводится исследование кала на яйца паразита. Применяется метод большого мазка, метод Фюллеборна, и др.

Энтеробиоз — широко распространен во всех районах земного шара: по оценочным данным ВОЗ этим паразитом поражено 15 % населения Земли.

Данных об уровне пораженности этим гельминтозом населения России нет. Пораженность людей разными авторами определяется в 10 –20 %. (П. Г. Сергиев с соавт.,1971;В. П.Лаврова, 1973).

Возбудитель—острица, Епtегоbius vermicularis (Linnaeus, 1758) Нематода небольших размеров. Длина самки 9—12 мм, самца 3—4 мм. Ротовое отверстие окружено тремя губами, которые служат для присасывания к тканям хозяина.

Энтеробиоз—пероральный контагиозный гельминтоз, антропоноз. Единственным источником инвазии является человек. Половозрелые острицы паразитируют в дистальном отделе тонкой кишки, слепой, восходящей и ободочной кишках, прикрепляясь к стенке кишечника. Оплодотворенные самки спускаются в прямую кишку, выползают из анального отверстия (обычно ночью) и откладывают яйца в складках перианальной области. Одна самка выделяет до 12 000 яиц. После яйцекладки самка погибает. Яйца содержат личинку, окончательное развитие которой происходит на коже в течение 4—6 ч. Оптимальной температурой для развития личинок является 36 °С при влажности 90—100%. Температура выше 41—42 °С, как и низкие температуры (—4—15 °С), вызывает быструю гибель личинок. В условиях пониженной влажности (менее 70%) их развитие во внешней среде задерживается. Так как жизненный цикл остриц завершается на кожных покровах человека, заражение может происходить путем аутоинвазии или через постельные принадлежности, белье, предметы ухода. При расчесывании зудящих мест или при пользовании предметами обихода, на поверхности которых могут содержаться яйца с инвазионными личинками, возможно обсеменение рук и занесение яиц через рот в кишечник. В верхнем отделе тонкой кишки инвазионные личинки освобождаются от яйцевых оболочек. Половой зрелости они достигают в дистальных сегментах тонкого отдела кишечника и в толстой кишке. Развитие гельминта от личинки до взрослой особи занимает 12—14 дней. Продолжительность жизни самок остриц — не более 3-—4 нед. Более длительное течение энтеробиоза связано с повторными инвазиями и аутоинвазиями. В кишечнике человека могут паразитировать десятки и сотни особей.

Восприимчивость к инвазии всеобщая, но значительно чаще болеют дети. Вопросы иммунитета не разработаны.

Диагностика. Распознавание энтеробиоза особых затруднений не вызывает. Часто острицы обнаруживаются на поверхности свежевыделенных фекалий. Яйца паразита в кале искать нецелесообразно. Их поиски осуществляют с помощью специальных методов. Лучшим из них является удаление яиц с перианальной области липкой полиэтиленовой лентой или полихлорвиниловой пленкой. Менее удобны и надежны соскобы и смывы с перианальной области.

Дегельминтизация при энтеробиозе достигается обычно легко. Эффективным препаратом остается Пиперазин. Высокой терапевтической эффективностью обладает ванкин (пирвиний памоат). Активен Комбантрин (пирантел памоат), который дают во время еды однократно. Применяется также Минтезол, обеспечивающий дегельминтизацию более чем в 80% случаев. Недостаточная эффективность специфической терапии энтеробиоза у некоторых больных связана в большинстве случаев с повторной аутоинвазией. (Препараты названы лишь из-за наличия детей в семьях слушателей)

Анкилостомидозы. Под названием «анкилостомидозы» понимают две инвазии — анкилостомоз и некатороз. По данным ВОЗ этими гельминтами заражено на Земле более 450 миллионов человек. Анкилостомидозы распространены на всех континентах, особенно широко в Африке и Латинской Америке, в США, Италии, Португалии, Японии. В России регистрируются в южных районах. Завозные случаи постоянно выявляются во всех регионах страны. Восприимчивость к анкилостомидозам всеобщая. Наибольшему риску заражения подвержены сельскохозяйственные рабочие, шахтеры, лица, занятые на земляных работах, а также дети. В некоторых странах пораженность анкилостомидозами достигает 50%.

Возбудители — круглые черви двух видов семейства Апсуslostomatidae: Апсуlostoma duodenale (Dubini. 1843) — кривоголовка, и Nесаtог аmericanus (Stilles, 1902) — некатор. Оба вида имеют сходное строение. Размеры А. duodenale: самки 10—13 х 0,4—0,6 мм, самца 8 – 11 х 0,4 — 0,5 мм. Размеры N. аmericanus: самки 7,7—13,5 х 0,38—0,45 мм, самца 5,2—10 х 0,18—0,24 мм. Яйца анкилостом и некатора трудноразличимы. Они овальны, с тонкой, прозрачной оболочкой. Одна самка анкилостомы способна отложить от 6 до 10 тысяч яиц в сутки.

Анкилостомидозы — антропонозы и геогельминтозы. Источник инвазии—человек, у которого взрослые гельминты паразитируют в проксимальных отделах тонкой кишки, где самки откладывают яйца. Яйца анкилостомид выделяются во внешнюю среду с фекалиями. Дальнейшее развитие яиц происходит в почве. Из отложенных яиц выходят личинки, достигающие через 7—15 дней инвазионного состояния. Созревание яиц в почве возможно лишь при температуре выше 14—16 °С (оптимум 27 °С и более), достаточной влажности и хорошей аэрации. Главные очаги инвазии расположены в районах с тропическим и субтропическим климатом. Возможно, формирование очагов анкилостомоза в умеренном и даже холодном климате в условиях глубоких шахт с постоянной довольно высокой температурой и влажностью. Инвазионные личинки способны сохранять жизнеспособность в почве от 7—8 недель до 1,5 лет.

Взрослые анкилостомы живут в организме человека 5—6 лет, некаторы 10—15 лет.

Диагностика. Подозрение на анкилостомидоз возникает всегда при обследовании лиц, проживающих в эндемических районах или прибывших, при наличии у них дуоденита, еюнита и анемии. Диагноз подтверждается обнаружением в свежем кале яиц анкилостомид. В случае если быстрая доставка фекалий в лабораторию невозможна, материал консервируется или хранится в холодильнике с целью предупреждения развития в яйцах личинок.

ВОЗ рекомендует использовать в диагностике анкилостомидозов сравнительно простой и информативный метод культивирования личинок в пробирке на фильтровальной бумаге.

Стронгилоидоз. Стронгилоидоз встречается в районах умеренного климата, но особенно широко распространен в странах тропической и субтропической зоны. Значительная заболеваемость людей стронгилоидозом отмечена в Юго-Восточной Азии, Восточной и Южной Африке, странах Южной Америки. Регистрируется в Северной Америке, во многих странах Европы, в том числе и в России и СНГ ‘(в Грузии, Азербайджане, Молдавии, на Украине), а также в Австралии. Предполагается, что стронгилоидоз распространен значительно шире, в том числе в зоне умеренного климата. Недостаточная диагностика связана с трудностями лабораторного исследования и необходимостью широко использовать специальные методы обнаружения личинок стронгилид. Восприимчивы к инвазии люди всех возрастов.

Возбудитель — угрица кишечная, Stгопgуlоides stегсогаlis (Ваvау, 1876). Имеет сложный цикл развития с чередованием паразитических и свободноживущих поколений половозрелых червей.

Паразитическая самка представляет собой бесцветную полупрозрачную нитевидную нематоду размером 2,2 х 0,03—0,07 мм; свободноживущая самка меньших размеров (1Х0,06 мм). Свободноживущие самцы сходны по строению и размерам тела (0,07 х 0,04—0,05 мм) с самцами паразитического поколения. Размер яиц от самок паразитического поколения 0,05 — 0,058 х 0,03—0,034 мм. Вышедшие из яйца рабдитовидные личинки превращаются в филяриевидную стадию. Именно на этой стадии личинки являются инвазионными.

Стронгилоидоз — геогельминтоз, антропоноз. Источником инвазии является человек, пораженный стронгилоидозом. В организме человека взрослые самки паразитируют в двенадцатиперстной кишке и верхнем отделе тонкого отдела кишечника, проникая в либеркюновы железы, где оплодотворенные самки откладывают яйца. Самцы после оплодотворения самок погибают и с фекалиями удаляются из организма. Из яиц в криптах кишечника выходят рабдитовидные личинки, которые проходят в просвет кишки, выделяются с фекалиями и попадают в почву. При благоприятных для дальнейшего развития условиях внешней среды рабдитовидные личинки могут давать начало свободноживущему поколению половозрелых гельминтов. Из этих личинок развиваются самки и самцы, которые ведут сапрофитный образ жизни и могут размножаться, давая рабдитовидных личинок следующего свободноживущего поколения.

При неблагоприятных условиях рабдитовидные личинки превращаются в филяриевидные инвазионные. Эти личинки проникают в организм человека через кожу или через рот с пищей и водой. В организме человека филяриевидные личинки проделывают миграцию: током крови заносятся в правое сердце, легкие, продвигаются в глотку и заглатываются. После двух линек личинки превращаются в самок и самцов. Оплодотворение самок происходит в легких или кишечнике.

Оплодотворенные самки откладывают до 50 зрелых яиц, из которых выходят рабдитовидные личинки, удаляемые с фекалиями во внешнюю среду. Откладывание яиц самками приходится на 28—30-й день заражения. Иногда жизненный цикл паразита может завершаться без выхода личинок в почву. В этом случае рабдитовидные личинки, особенно при заборах, задерживаются значительное время в нижнем отделе толстой кишки и превращаются в филяриевидные, которые проникают через слизистую оболочку кишечника в кровь, легкие, в просвет кишечника и развиваются до взрослых особей. Так происходит аутоинвазия.

Оптимальными условиями для развития и сохранения жизнеспособности гельминтов во внешней среде является температура 28—34. °С, нейтральная или слабощелочная почва, наличие органических питательных веществ, достаточная влажность. В воде личинки паразитического поколения выживают 5—7 дней (реже до 48 дней).

Диагностика. Обычно при правильной оценке клинических и эпидемиологических данных можно предположить наличие у больного стронгилоидоза. Подтверждение диагноза возможно при обнаружении рабдитовидных личинок в дуоденальном содержимом и кале. Фекалии исследуются свежевыделенные, предпочтительно после дачи слабительного. Одним из лучших является метод Бермана, позволяющий выявить 96% инвазированных. Метод закручивания Шульмана и соавторов дает сравнительно хорошие результаты (36% подтверждения). Применяется также метод культивирования личинок в пробирке. Иммунологические тесты разработаны мало.

Трихостронгилидозы. Распространены в странах Азии, Африки, Южной Америки и в Австралии. В связи с тем, что главными источниками инвазии служат домашние животные, очаги трихостронгилидозов встречаются лишь в сельской местности и пригородных зонах. Часто поражаются дети.

Возбудителями трихостронгилидозов являются несколько видов нематод, относящихся к роду Trichostrongylus (Loos,1905). Тело трихостронгил нитевидное, длиной до 6 мм. Ротовая капсула отсутствует. Ротовое отверстие у некоторых видов окружено тремя губами. Самки имеют хорошо развитую половую бурсу с большими латеральными лопастями. Трихостронгилид различают по строению бурсы, спикул и рулька. Яйца овально-эллипсоидной формы, один полюс заострен, другой—закруглен.

Трихостронгилидозы — пероральные геогельминтозы, зоонозы. Окончательными хозяевами трихостронгилид и основными источниками инвазии являются травоядные животные, главным образом крупный и мелкий рогатый скот, а также человек (факультативно). Эпидемиологическое значение последнего невелико. В организме окончательного хозяина трихостронгилиды паразитируют в верхних отделах тонкой кишки, преимущественно в duodenum, где самки откладывают яйца. С экскрементами хозяина яйца попадают во внешнюю среду. В почве при определенных условиях температуры (от 4° до 38 °С) и влажности происходит развитие личинки.

Сформировавшаяся личинка, освободившаяся от яйцевых оболочек, продолжает жить в почве. Развитие личинок у разных видов трихостронгилид происходит в разные сроки. У наиболее распространенного вида T. stercoralis личинки заканчивают развитие в течение 40 ч при температуре 16—18 °С, но инвазионными они становятся лишь через 2 нед.

Заражение окончательных хозяев происходит при проглатывании инвазионных личинок с пищей. Человек чаще всего заражается при употреблении немытых овощей, ягод, фруктов, а также в процессе ухода за животными или при проведении земляных работ.

Продолжительность жизни трихостронгилидов в организме окончательных хозяев неизвестна.

Диагностика. Решающее значение в диагностике трихостронгилидоза имеет обнаружение яиц паразитов в кале и дуоденальном содержимом. Для исследования фекалий используют методы, применяемые при диагностике анкилостомидозов (большой мазок, метод Фюллеборна, метод культивирования личинок по Харада и др.). Часто яйца гельминтов обнаруживаются только в дуоденальном содержимом и не определяются в кале, поэтому при подозрении на трихостронгилидоз проводится обязательное дуоденальное зондирование. Иммунологическая диагностика не разработана.

Трихинеллез. Трихинеллез широко распространен во всех климатических поясах и только на Австралийском континенте встречается весьма редко.

Трихинеллы — мелкие круглые черви из рода Trichinella. К настоящему времени описано четыре вида: Trichinella spiralis, Owen 1835, Т. паTivа Вгitоv еt Воеv, 1972; T. ПеLsoni Вгitоv ЕT Воеv, 1972; Т. рSeudospiralis Gагкаvi, 1972. Все перечисленные виды трихинелл являются паразитами человека и животных, вызывая у них тяжелое заболевание—трихинеллез. Заболевание возникает вследствие употребления в пищу мяса, содержащего инвазионные личинки трихинелл.

Возбудитель инвазии — трихина Trichinella spiralis (Owen, 1835). Длина тела самки 1,5 — 0,8 мм до оплодотворения и 4,4 мм после него. Длина самца не превышает 2 мм. Трихина—живородящий червь. К моменту попадания в мышцы хозяина личинки увеличиваются в размерах, достигая длины 0,8—0,1 мм. Со временем они закручиваются в спираль, вокруг которой и образуется капсула.

Трихинеллез — пероральный биогельминтоз, зооноз. Очаги инвазии существуют среди диких и домашних животных, в частности среди волков, лисиц, енотовидных собак, барсуков, кабанов, медведей, домашних свиней, кошек, собак, крыс и т. д.

.

Схема цикла развития трихины в антропонозном очаге

 

В природных очагах заражение диких животных происходит главным образом в результате хищничества и поедания трупов павших животных. В синантропных очагах домашние животные инвазируются при поедании продуктов убоя, пищевых отбросов, падали, содержащих личинки трихин. Человек заражается при употреблении в пищу продуктов из недостаточно термически обработанного мяса инвазированных животных, содержащего личинки трихинелл.

Особенностью биологии трихинелл и эпидемиологии инвазии является то, что полный цикл развития — от инкапсулированной юной трихины до половозрелых форм и следующей генерации юных гельминтов — паразит проходит в одном и том же организме. Следовательно, этот организм одновременно служит и окончательным и промежуточным хозяином трихин. В желудке и тонкой кишке хозяина личинки быстро освобождаются от капсулы и через 1 –1,5 ч передним концом внедряются в слизистую оболочку, а затем и в подслизистый слой кишечной стенки. Уже через сутки заканчивается половое созревание трихин. На 4-е сутки после оплодотворения самки начинают отрождать личинки в лимфатические щели и сосуды кишечника. Способность к отрождению личинок сохраняется у самок в течение 10—30 мин, иногда до 50 дней, после чего они погибают. Полагают, что самка производит в течение жизни от сотен до 2000 личинок, которые по лимфатическим сосудам попадают в кровеносную систему. Затем они разносятся по всем органам и тканям, но выживают только в поперечно-полосатой мускулатуре, где продолжается их развитие. Личинки закручиваются в спираль, инкапсулируются. К 17—18-му дню развития они приобретают инвазионность.

Инкапсулированные личинки трихинелл могут жить в организме хозяина до 10 -40 лет. Постепенно капсулы кальцифицируются и личинки в них гибнут.

Восприимчивы к трихинеллезу человек и плотоядные млекопитающие. После перенесенной инвазии, по-видимому, остается продолжительный и довольно напряженный иммунитет. Возможны повторные заболевания трихинеллезом, часто протекающие в более легкой форме. Вместе с тем известно и тяжелое течение трихинеллеза при повторных заражениях одного и того же человека.

Нередко трихинеллез выявляется в виде групповых вспышек, часто семейного характера.

Диагностическую ценность представляет эозинофилия крови, которая может достигать 50—60% с максимумом на 2— 4-й неделе инвазии. Общая продолжительность заболевания колеблется от 1—2 до 5—6 нед.

Лабораторная диагностика. Манифестные формы диагностируются на основании эпидемиологических данных и клинической картины заболевания. Решающим в диагностике может стать исследование мяса, которое употреблялось заболевшими и было заражено личинками. Иногда диагноз подтверждается при изучении биоптатов мышц человека путем трихинеллоскопии. Разработаны некоторые иммунологические тесты: реакция кольцепреципитации (положительна со 2—3-й недели заболевания). РСК на холоду (с 4—5-й недели), реакция микропреципитации на живых личинках (выявляется в более ранние сроки, чем первые две реакции). Весьма ценна в диагностическом отношении внутрикожная аллергическая проба, выявляющая инвазию уже на 2-й неделе заболевания. Она может сохранять свое диагностическое значение даже спустя 5—10 лет после заболевания.

Дракункулез. Распространение дракункулеза широкое. Инвазия встречается в Африке, особенно часто в Гвинее, Нигерии, Камеруне, Республике Берег Слоновой Кости, Гане, Эфиопии, Того, Дагомее, Сьерра-Леоне, АРЕ — в зоне между экватором и северным тропиком. Распространены очаги дракункулеза и в странах Аравийского полуострова, в Ираке, Иране, Афганистане, зарегистрирована инвазия в Пакистане.

Имеются очаги на островах Вест-Индии и а Южной Америке.

На территории бывшего СССР очаги дракункулеза отмечались только в Узбекистане, но к 1932 г. они полностью ликвидированы.

Возбудитель — длинная нематода Dracunculus medinensis (Linnaeus, 1758). Самка имеет в длину 30 — 120 см, достигая иногда 150 см, при ширине 0,5—1,5 мм. Размеры самца 12—ЗО х 0,2 — 0,4 мм.

Дракункулез — пероральный биогельминтоз, зооноз. Источниками инвазии являются окончательные хозяева гельминта: собаки, кошки и другие плотоядные животные, а также человек. Взрослые паразиты обитают в подкожной клетчатке. Оплодотворенная самка продвигается к поверхностным слоям кожи, над ее головным концом образуется пузырь диаметром около 2 см, который при соприкосновении с водой разрывается и из него выходит огромное количество личинок. Личинки заглатываются промежуточными хозяевами— веслоногими рачками (циклопы). В организме циклопов личинки развиваются до инвазивного состояния. Обычно это занимает от 4 до 14 дней в зависимости от температуры воды. Попав в желудок человека, циклопы погибают, личинки через стенку желудочно-кишечного тракта проникают в лимфатические и кровеносные сосуды, затем в подкожную жировую клетчатку. Примерно через 3 мес. после заражения происходит копуляция половозрелых особей, после чего самцы погибают, а самки продолжают свое дальнейшее развитие. По мере созревания самка увеличивается в размерах, продвигается к коже и, достигнув примерно через год полной зрелости, отрождает личинки.

Механизм заражения человека алиментарный: осуществляется при питье воды, содержащей зараженных циклопов, при купании и т. д.

Патогенез. Основой развития патологического процесса являются токсическое и механическое воздействие паразита на организм хозяина.

Прогноз в большинстве случаев благоприятный. В отсутствие реинвазии болезнь продолжается немногим более года и заканчивается выздоровлением.

Диагностика. Диагноз дракункулеза основан на изучении клинической картины инвазии. Предложена и используется аллергическая внутрикожная проба с экстрактом из гельминтов, диагностическая ценность которой не вполне удовлетворительна.

Трансмиссивные гельминтозы.

Филяриозы, или филяриатозы человека распространены главным образом в странах тропического пояса.

Возбудители—филярии—относятся к семейству Filariidae. Они имеют удлиненное нитевидное тело, утончающееся к концам. На вершине головного конца находится ротовое отверстие, окруженное тремя губами. Ротовая капсула отсутствует или рудиментарна. Кутикула гладкая, реже поперечно исчерченная. Самки живородящие.

Схема циклов развития возбудителей филяриатозов

 

Филярии—биогельминты, их развитие происходит со сменой хозяев. Человек является окончательным хозяином. Промежуточные хозяева—членистоногие (комары, слепни, мошки, мокрецы). Филярии — единственные представители трансмиссивных гельминтов.

Взрослые филярии паразитируют в замкнутых системах и полостях тела человека. Личинки (микрофилярии) циркулируют в крови, а личинки онхоцерков паразитируют в тканях хозяина.

Циркуляция микрофилярии между глубокими и периферическими сосудами происходит с определенной закономерностью, подчиняющейся суточному ритму физиологических функций хозяина. Кровососущие насекомые, нападая на больного человека, вместе с кровью всасывают микрофилярии. Из кишечника насекомого они проникают через его стенку в полость тела, а затем в грудные мышцы и жировое тело. Там микрофилярии дважды линяют, увеличиваются в размерах и через 2—3 нед. возвращаются в полость тела, попадают в ротовые органы и скапливаются в колющем аппарате— хоботке насекомого. При соприкосновении хоботка с кожными покровами окончательного хозяина личинки прорывают кутикулу на вершине хоботка насекомого и внедряются в кожу. Из кожи микрофилярии попадают в кровь. Затем они оседают в тканях различных органов, где продолжают развитие в течение 1—2 лет, превращаясь во взрослых паразитов.

Вухерериоз очень широко распространен в тропических и субтропических странах Азии, Африки, Америки, на островах Индийского и Тихого океанов, регистрируется в Австралии. В России встречаются только завозные случаи инвазии.

Возбудитель — Wuchereria bancrofti (Cobbold, 1877) белая, круглая, нитевидная нематода с гладкой кутикулой. Размеры самки 80 — 100Х0.24 — 0,3 мм, самца 40Х0,1 мм. Самки живородящие, отрождают личинки (микрофилярии) размером 0,127 — 0,32 х 0,007—0,1 мм.

Вухерериоз — трансмиссивный антропоноз, перкутанный биогельминтоз. Единственным окончательным хозяином и источником инвазии является человек, в лимфатической системе которого паразитируют взрослые особи гельминта.

Отрожденные самками вухерерий, микрофилярии мигрируют в кровеносную систему, проделывая в течение суток путь из глубоких сосудов в поверхностные. Днем микрофилярии находятся в сосудах легких, сердца, мышц, а ночью перемещаются в периферические сосуды, поэтому личинки W. bапсгоfti получили название Microfilaria nocturna (ночная).

Строгая периодичность появления личинок в периферической крови обусловила выделение М. посtuгпа в отдельный, периодический, штамм микрофилярии. Известен также субпериодический штамм (M. расifiса), личинки которого находятся в периферическом кровяном русле круглосуточно с пиком в дневное время.

Промежуточными хозяевами и переносчиками вухерерий являются комары родов Апорheles, Сиlех, Аеdеs, Мапsоniа, которые заражаются микрофиляриями при питании кровью человека. В организме переносчиков личинки проходят развитие до инвазионной стадии в течение 8—35 дней (срок зависит от температуры и влажности) и затем продвигаются в хоботок комара.

При нападении на человека комары вводят инвазионных личинок в кровь. После миграции в лимфатическую систему личинки через 3 — 18 мес. достигают половой зрелости. Самки начинают отрождать микрофилярий.

Взрослые особи живут в организме человека до 20 лет, каждая генерация микрофилярий живет около 70 дней.

Восприимчивость к вухерериозу всеобщая.

У населения эндемических районов в результате повторных заражений вырабатывается иммунитет, который не защищает полностью от очередной реинвазии, но приводит к уменьшению количества паразитирующих взрослых вухерерий и интенсивности микрофиляриемии. Заболевание в таких случаях протекает в стертой и субклинической формах.

Тяжесть течения вухерериоза может быть различной — от легких, субклинических форм до крайне тяжелых и даже летальных. Прогноз зависит от тяжести инвазии. При развитии элефантиаза больной становится инвалидом.

Диагностика. Решающим в постановке диагноза является обнаружение микрофилярий в периферической крови, а при хилурии—и в моче.

Кровь для изоляции периодического штамма берут ночью, субпериодического — днем и ночью. Используются иммунологические методы: РСК, внутрикожная аллергическая проба.

Бругиоз Распространен только в странах Азии: в Индии, Китае, Корее, на Филиппинах> в Малайзии, Таиланде, Индонезии.

Возбудитель —Вrugia malayi (Brug 1927) нитевидный червь. Размеры самки 55 х0,16 мм, самца 22—23 х 0,088 мм. Самки отрождают микрофилярий размером 0,220,26 х 0,005—0,006 мм. В зависимости от периодичности появления микрофилярий в периферической крови различают два штамма В. mаlау: периодический (микрофилярии появляются в периферических сосудах только ночью) и ночной субпериодический (личинки обнаруживаются в периферическом русле в течение суток с пиком в ночное время).

Бругиоз — перкутанный трансмиссивный биогельминтоз. Источником инвазии и окончательным хозяином периодического штамма бругий является человек; переносчиками служат комары Мапsoniа, Апорhеlеs, Аеdеs. Периодический бругиоз—трансмиссивный антропоноз.

Источниками и окончательными хозяевами субпериодического штамма являются дикие и домашние кошки, собаки, некоторые виды обезьян, от которых могут заражаться люди. Переносчиками служат комары рода Маnsonia, Апорhеlеs. Субпериодический бругиоз — зооноз, природно-очаговая инвазия.

Жизненный цикл В. malayi сходен с таковым у вухерерий. Созревание личинок в теле комаров до инвазионной стадии происходит обычно за 8—9 дней.

Диагностика те же, что и при вухерериозе.

Лоаоз (Син.: Калабарская опухоль) распространен только в странах Западной и Центральной Африки, в зоне влажных тропических лесов.

Возбудитель Loa (Guy,1778), небольшая нематода: размеры самки 50 — 70 ах 0,5 мм, самца 30 — 40 ах 0,35 мм. Размеры микрофилярии 0,25 — 0,3 ах 0,006 — 0,008 мм.

Лоаоз — трансмиссивный перкутанный биогельминтоз. Источник инвазии и окончательный хозяин возбудителя — человек. У человека взрослые филярии паразитируют в подкожной клетчатке, под серозными оболочками и конъюнктивой. Они отрождают микрофилярий, которые ночью находятся в сосудах внутренних органов, а днем концентрируются в периферических сосудах кожи. Промежуточными хозяевами и переносчиками являются слепни рода Сhгуsорs. В слепнях микрофилярии достигают инвазионного состояния в течение 7—10 дней.

В организме человека Loa loa становятся половозрелыми через несколько месяцев (от 6 до 18).

Восприимчивы к лоаозу люди любого пола и возраста, однако чаще болеют взрослые мужчины с черной кожей (темные движущиеся объекты больше привлекают слепней). Преобладание мужчин в структуре пораженных связано с их трудовой деятельностью в лесных массивах — местах наибольшего распространения слепней. Значительно реже слепни-переносчики залетают в населенные пункты.

Диагностика. При наличии клинических проявлений у лиц, проживающих в странах, эндемических по лоаозу или прибывших оттуда, постановка диагноза особых затруднений не вызывает. Диагноз подтверждается обнаружением микрофилярий в крови. Используется РСК и внутрикожная аллергическая проба.

Онхоцеркоз Распространен очень широко. В Африке он встречается в широком поясе, северной условной границей которого является 15° с. ш., а южной—примерно 10° ю. ш. Наиболее тяжелые поражения глаз чаще всего наблюдаются в северной части эндемической зоны, совпадающей с поясом Суданской саванны.

Очаги онхоцеркоза имеются и на Американском континенте (Мексика, Гватемала, Венесуэла, Колумбия). Восприимчивы к онхоцеркозу как мужчины, так и женщины всех возрастов. Наиболее интенсивные очаги онхоцеркоза формируются в зоне саванн вдоль рек. Онхоцеркоз является одной из важнейших медицинских и социально-экономических проблем развивающихся стран, так как нередко приводит к полной слепоте и заставляет коренное население покидать местности, пригодные и важные для хозяйственной деятельности, но пораженные этим гельминтозом. Предполагается, например, что только в Африке онхоцеркозом болеют 20 млн. человек, из которых 1—2% ослепли в результате этой инвазии.

Возбудитель – Onchocerca volvulus (Railliet,1893). Размеры самки 33,5 — 50 х 0,27 — 0,4 мм, самца 19 — 42 х 0,13 — 0,21 мм. Размеры микрофилярий 0,285 — 0,368 х 0,09.

Онхоцеркоз — трансмиссивный перкутанный биогельминтоз, антропоноз. Окончательный хозяин и источник возбудителя — человек, в организме которого паразитируют половозрелые гельминты, отрождающие микрофилярий. Они активно проникают в поверхностные слои кожных покровов, глаза, периферические лимфатические узлы. Переносчики и промежуточные хозяева — мошки рода Simulium.

При укусе больного мошка всасывает в желудок микрофилярии, которые в течение 6—7 дней развиваются в ее организме до инвазионного состояния. При нападении мошек на человека личинки внедряются в кожу, мигрируют в лимфатическую систему, затем в подкожную клетчатку и под апоневрозы мышц. Там они развиваются до половозрелых форм. Продолжительность жизни взрослых гельминтов до 20 лет, отдельных генераций микрофилярий 1—3 года.

Диагностика онхоцеркоза основана на анамнестических данных и клиническом обследовании больных. Подтверждается диагноз путем обнаружения микрофилярий в поверхностных («бескровных») биоптатах или срезах кожи или взрослых гельминтов при удалении и вскрытии онхоцерком. Для диагностики поражений глаз необходимо детальное офтальмологическое обследование с поисками микрофилярий в передней камере глаза. Применяются РСК, РПГА, РФА, внутрикожная аллергическая проба.

Проблема завозных гельминтозов.

С развитием внешнеэкономических и культурных связей нашей страны с зарубежными странами участился завоз инвазий на территорию бывшего СССР. Наряду с убиквитарными наблюдается завоз и тропических гельминтозов. Этот процесс характерен для большинства государств современного мира. Так, по данным австрийских авторов, к 1976 г. в европейских странах проживало около 12 млн. рабочих-иммигрантов, большая часть которых прибыла из районов с жарким климатом, Только в Австрии их насчитывалось 184 тыс. человек. Инвазированность гельминтозами у них была в 10 раз выше, чем у местного населения. Часто отмечаются заражения европейцев, возвращающихся из эндемичных по тропическим гельминтозам районов. Отмечены случаи завоза шистосомозов в Венгрию, стронгилоидоза—в Швейцарию, анкилостомидозов — в ФРГ, шистосомозов и анкилостомидозов — в Румынию и т. д. Из числа возвратившихся из эндемичных районов в США число зараженных гельминтами, включая и тропические, превышало 38%.

Участились случаи поступления в лечебные учреждения нашей страны больных с необычными для нашей страны глистными инвазиями. Среди 1800 обследованных лиц, прибывших на учебу в СССР из различных стран Азии и Африки в 1969—1975 гг., у 84 человек выявлены микрофиллярии в крови. В 1974—1975 гг. в Азербайджан было завезено 406 случаев анкилостомидозов, что составило 27, 9% всех обследованных иностранных специалистов.

Интерес к завозным гельминтозам объясняется не только наличием больных. Многие исследователи считают, что имеется реальная опасность укоренения тропических гельминтозов на территориях с умеренным климатом. В особенности это относится к анкилостомидозам, стронгилоидозу и некоторым филяриатозам. Случаи заражения возбудителями этих болезней среди местных жителей, никогда не выезжавших в районы с жарким климатом, отмечены в Женеве, западных областях Украины, а также в Санкт-Петербурге..

На территории России отмечаются районы, где имеются специфические переносчики и благоприятные условия для передачи некоторых филяриатозов, в частности—вухерериоза. Не исключена возможность укоренения этой инвазии в субтропической зоне России и пограничных стран: входящих в СНГ.

Опасность завоза тропических гельминтозов имеет место и в войсках, что обусловлено контактами советских и иностранных военнослужащих в военных учебных заведениях, пребыванием воинских коллективов на эндемичных территориях. Постоянная угроза заражения тропическими гельминтозами существует у моряков, несущих боевую службу на кораблях в Средиземном море и тропической части акватории мирового океана.

Следовательно, познания военного врача в области медицинской гельминтологии должно быть более широким по сравнению с врачами, практикующими на территории России и СНГ.

Особенности взаимоотношений возбудителей нематодозов с организмом хозяина.

Механизмы воздействия гельминтов на организм хозяев.

Различают несколько механизмов взаимодействия в системе паразит-хозяин, приводящих к развитию болезненных проявлений. Чаще всего клинические проявления гельминтозов зависят от механического и рефлекторного воздействия паразитов. Наблюдается воздействие продуктами обмена на организм хозяина. Нельзя обойти вниманием болезненные проявления, связанные с питанием паразитов и подавлением иммунных реакций

.Механическое действие проявляется вследствие того, что гельминты наносят травмы органам и тканям человека при прикреплении с помощью присосок, крючьев, бороздок, при проникновении личинок через кожу и их последующей миграции. Свертываясь в клубки, паразиты могут вызвать обтурации полых органов и протоков желез.

Одними из самых тяжелых механических повреждений, вызываемых гельминтами, являются прободения тонкой кишки при аскаридозе с последующим развитием перитонита. Последствия механического воздействия зависят не только от величины и количества паразитов, но и от их локализации. Так, мы наблюдали полную энуклеацию глаза, причиной которой послужило паразитирование в области глазного дна одного цистицерка цепня вооруженного, размер которого не превышал 5 мм в диаметре. При паразитировании даже единичных цистицерков в нервной ткани головного мозга часто развиваются эпилептоидные припадки, приступы головных болей.

Гельминты, паразитирующие в кишечнике, вызывают хронические воспалительные явления и изъязвления тканей желудочно-кишечного тракта до механической или спастической непроходимости и перфорации стенок. При локализации паразитов-сосальщиков в печени наблюдаются дискинезия желчных путей, холециститы, холангиты. Тяжелые поражения печени вызываются эхинококками и альвеококками.

Клинические симптомы поражения поджелудочной железы проявляются при описторхозе, клонорхозе, шистосомозах. Проникновение в червеобразный отросток остриц или власоглавов служит частой причиной заболеваемости аппендицитом.

Паразиты, локализующиеся за пределами пищеварительной системы, могут обусловливать самые разнообразные клинические проявления:

1. Поражения кожи, легких, печени и других органов мигрирующими личинками аскарид, анкилостомид и других паразитов.

2. Поражения легких, вызываемые парагонимусами, эхинококками и альвеококками.

3. Поражения мочеполового аппарата, проявляющиеся в виде циститов, поражения семенных пузырьков и яичников, закупорки мочеточников, фаллопиевых труб, изъязвления стенок влагалища наблюдаются при мочеполовом шистосомозе. Частой причиной поражения мочевого пузыря, влагалища и наружных половых органов являются острицы,

4. Поражения сердца в виде миокардитов, миокардиодистpoфий отмечаются при трихинеллезе и стронгилоидозах. В редких случаях в сердце человека развиваются цистицерки цепня вооруженного, что в конечном итоге приводит к перерождению сердечной мышцы.

Многие гельминтозы сопровождаются изменениями со стороны крови. В особенности это характерно для дифиллоботриоза (пернициозоподобная анемия), а также для анкилостомидозов, стронгилоидоза и трихинеллеза — гипохромная анемия.

Продукты обмена паразитов, попадая в кровь хозяина, вызывают сенсибилизацию организма и различные Аллергические проявления в виде местных или общих реакций. В результате у больных наблюдается эозинофилия, кожные высыпания, субфебрильная температура, астматические приступы, профузные поносы. Продукты обмена и распада гельминтов оказывают Токсическое действие и вызывают изменения в надпочечниках, щитовидной железе, половых железах. Под влиянием полостной жидкости аскарид нарушается свертываемость крови, что приводит к кровоизлияниям в различные органы.

Представления врачей и населения о Роли питания гельминтов в развитии патологических процессов чаще гиперболизировано. Лишь в отдельных случаях способ питания паразитов может играть главенствующую роль в развитии патологического процесса. Так, например, питание анкилостомид кровью может привести к выраженной анемии. Огромное количество ценных питательных веществ поглощает лентец широкий и цепень вооруженный, что обеспечивает им крайне быстрый рост. При паразитировании в организм человека крупных ленточных червей может наступить голодание, обусловленное диффузными поносами, снижением аппетита и другими причинами.

Особое значение имеет способность паразитов избирательно поглощать определенные вещества. Так, широкий лентец способен всосать витамина B12 в 200 раз больше, чем кишечник человека.

Для клиники гельминтозов характерно крайнее разнообразие проявлений, зависящее от видового состава паразитов, их локализации и интенсивности инвазий.

Клинические проявления гельминтозов во многом зависят от интенсивности инвазии. В 20—50-е годы нашего столетия нередко описывались случаи выделения у людей 50 экземпляров широкого лентеца, 180 экземпляров цепня невооруженного, 600 и более—аскарид. В последние 10—15 лет большинство гельминтозов является низкоинтенсивным. Критерий низкой интенсивности инвазии выработаны не для всех гельминтозов. При таких инвазиях в организме человека паразитируют от 1 до 10 экземпляров аскарид, от 1 до 25 власоглавов. Интенсивность инвазии определяется путем подсчета числа яиц в 1 кг фекалий, либо — числа выделившихся при дегельминтизации паразитов.

При обследовании нами 39 больных аскаридозом и 19 больных трихоцефалезом у подавляющего большинства путем подсчета яиц определялось 6—9 особей аскарид и 2— 10—власоглавов. То есть, у всех больных определялась низкая интенсивность инвазии. Обычно такие больные не предъявляют жалоб или их жалобы носят неопределенный характер. Однократное обследование таких больных не обеспечивает достаточного уровня выявления заболеваемости. Только при четырех анализах достоверность результатов исследования достигает 95% и более. Многократные обследования на гельминтозы с профилактической целью, как правило, не проводятся. Диагностические ошибки, низкая выявляемость больных, отсутствие жалоб, наличие больных с невыявленными инвазиями предрасполагают к повышенной частоте заболеваний в коллективах желудочно-кишечными и другими болезнями, осложняют эпидемиологическую обстановку.

В ряде случаев, из-за низкой интенсивности инвазий, хорошего исходного уровня здоровья инвазированного человека, а также из-за того, что многие гельминтозы, по выражению академика Е. Н. Павловского, «не имеют своего собственного клинического лица», практикующие врачи не уделяют достаточного внимания отрицательному влиянию гельминтов на здоровье людей. Оно проявляется в том, что существенно ослабевают защитные силы организма, отмечается повышенная заболеваемость другими, в том числе инфекционными, болезнями. Так, многими исследователями (И. К. Митченко (1955), В. С. Васильевым (1975) и другими, показано, что инвазированные гельминтами люди в несколько раз чаще заболевают дизентерией, по сравнению с незараженными. У них эта инфекция протекает тяжелее, чаще принимает затяжное течение, сопровождается хроническим бактерионосительством. Экспериментальными и клиническими наблюдениями установлено отрицательное влияние гельминтозов на формирование естественного и поствакцинального иммунитета против дифтерии, туберкулеза и некоторых других инфекций.

В армейских условиях у лиц, инвазированных гельминтами, отмечаются значительные трудопотери, вызванные, на первый взгляд, другими болезнями. Так, военный врач B. И. Соколовский отмечал снижение трудопотерь после дегельминтизации практически в 10 раз.

Один из первых отечественных гельминтологов А. Э. Шредер в 1905 г. отмечал худшую приспособляемость молодых инвазированных матросов к тяжелым условиям флотской службы, их повышенную утомляемость и плохую переносимость укачивания.

Американские исследователи Кофоид и Туккер, изучив заболеваемость анкилостомидозами в многотысячном коллективе военнослужащих, отметили значительную склонность инвазированных солдат к простудным и другим заболеваниям, снижение интеллекта у 25% из них, повышенную частоту летальных исходов различных заболеваний.

3.Основы паразитологической и иммунологической диагностики, особенности клинико-лабораторной диагноститики нематодозов при дислокации войск на эндемичной по данным инвазиям территории.

Окончательный диагноз гельминтозов может быть установлен только при наличии данных лабораторных исследований. Основным методом лабораторной диагностики гельминтозов является микроскопическое обнаружение яиц или личинок гельминтов Материалами для исследований служат испражнения, содержимое двенадцатиперстной кишки, кровь, мокрота, биопсированные ткани, реже — другие материалы.

Сбор материала для исследования производят в чистую стеклянную или пластмассовую посуду, на которую наклеивают этикетку с указанием подразделения, звания, фамилии и имени обследуемого. При массовом обследовании допускается сбор фекалий в стаканчики из парафинированной бумаги, парафинированную бумагу, целлофановые пакеты и пр.

Испражнения для анализов должны доставлять в лабораторию не позднее одних суток, а при подозрении на стронгилои — доз — немедленно после их выделения. При невозможности доставки фекалий в указанные сроки их следует смешивать с 2-5- кратным количеством консервирующей жидкости.

При массовых обследованиях военнослужащих применяются: метод «толстого» мазка (по Като и Миура), метод Калантарян, метод обнаружения яиц с использованием детергентов (метод Красильникова).

Для выявления яиц и личинок некоторых видов гельминтов применяются специальные методы: метод Бормана, перианальный соскоб, метод мазков-отпечатков с помощью липкой ленты, культивирование личинок на фильтровальной бумаге (метод Харада и Мори) и др.

Метод «толстого» мазка (по Като). 100 мг фекалий (комочек величиной с горошину) наносят на предметное стекло, покрывают специально обработанным влажным целлофаном, прижав его резиновой пробкой 11 стеклу, что позволяет равномерно распределять фекалии под пленкой. Мазок становится пригодным для микроскопирования через 40-60 мин после приготовления.

Метод Калантарян — один из наиболее эффективных методов обогащения (флотации). Принцип его основан на всплывании яиц гельминтов в насыщенном растворе соли (флотационный раствор), имеющем большую относительную плотность, чем яйца. Образовавшуюся’ пленку исследуют под микроскопом.

Обнаружение личинок гельминтов в фекалиях культивированием на фильтровальной бумаге (метод Харада и Мори).

Исследование на яйца остриц и цепня невооруженного производится специальными методами. Наиболее приемлем метод перианального соскоба в различных одификациях, метод мазков-отпечатков и т. п.

Исследование на яйца кошачьей и китайской двуусток также производится специальными методами

В ряде случаев требуется производить исследование дуоденального содержимого, мокроты, мочи и иных выделений. Однако эти исследования проводятся только по особым показаниям, например, при пребывании войск на эндемичных территориях и появлении соответствующих заболеваний.

Микроскопия проводится по общим правилам лабораторной техники. При микроскопировании учитывают все обнаруженные яйца или личинки гельминтов. Иногда за яйца гельминтов принимают сильно преломляющие свет пузырьки воздуха, круглые блестящие капельки жира, плоские и овальные растительные клетки, споры растений и грибов, зерна детрита, кольца растительных сосудов и пр

Лабораторная диагностика эхинококкоза, трихинеллеза и цистицеркоза возможна только иммунологическими методами (приложение 3). Эти методы, для осуществления которых требуется специальная подготовка лабораторного Персонала, оборудование, реактивы н антигены, применяются только в лабораториях окружных (и им равных) госпиталей, окружных санитарно-эпидемиологических отрядов.

4. Стратегия и тактика борьбы с нематодозами в войсках, противоэпидемические мероприятия и их краткая харктеристика.

Профилактика гельминтозов в Советской Армии и Военно-Морском Флоте, как и остальные медицинские мероприятия, организуется начальником медицинской службы гарнизона (части, корабля) и осуществляется подчиненными ему силами медицинской службы. Методическое руководство и санитарный надзор за проведением противоглистных мероприятий в войсках возлагаются на Главных санитарных врачей военных округов, флотов или групп войск и подчиненные им противоэпидемические учреждения.

В соответствии с «Методическими указаниями» обязательному обследованию на зараженность гельминтами подлежат:

— все молодое пополнение в течение первого квартала после призыва на службу;

— все больные в лечебных учреждениях;

— работники питания и водоснабжения, перечисленные п. 78 Указаний по диагностике, профилактике и лечению бактериальной дизентерии и других острых кишечных инфекций в Советской Армии и Военно-Морском Флоте, при поступлении на работу и в дальнейшем — по показаниям;

— переболевшие острыми кишечными инфекциями—один раз через 6 мес. после выписки из стационара.

В ряде случаев военно-медицинская служба осуществляет следование на гельминтозы детских коллективов. Кратность обследований и их направленность определяются в каждой республике Советского Союза применительно к местным условиям. Сведения по этим вопросам можно получить ближайшей территориальной (городской, районной или областной) санитарно-эпидемиологической станции.

В работе по профилактике Геогельминтозов осуществляются следующие мероприятия (перечислены только пункты, в выполнении которых участвуют специалисты лабораторного профиля):

— своевременное выявление и лечение больных;

— санитарно-гельминтологическое обследование внешней среды и ее оздоровление;

В работе по профилактике Контактных гельминтозов главными мероприятиями являются:

— своевременное выявление, изоляция и лечение больных;

— обследование контактных лиц;

В работе по профилактике Биогельминтозов главными мероприятиями являются:

— тщательный контроль над качеством поступающих на снабжение продуктов питания, в особенности рыбы и мяса;

Основным, а часто – единственным источником при геогельминтозах в большинстве случаев является человек. Исключением являются трихостронгилидозы, при которых главную роль в распространении инвазий играют домашние животные. У большинства из них заражение человека происходит при попадании внутрь инвазионных яиц с водой, пищей, при несоблюдении правил личной гигиены: реализуется фекально-оральный механизм передачи.

Для всех биогельминтов человек является окончательным хозяином. Личинки развиваются во внешней среде, Для их развития требуются высокие ежесуточные показатели температуры, высокая влажность и свободный доступ кислорода, При таких условиях время созревания личинок у разных видов геогельминтов колеблется от 2 до 30 и более суток. Для угрицы кишечной человек одновременно может быть и промежуточным хозяином. В этом случае весь оборот инвазии происходит без выхода паразита во внешнюю среду.

Важными звеньями в профилактической работе при всех гельминтозах являются проведение мероприятий, направленных на разрыв путей, передачи возбудителей, а также санитарно-просветительная работа.

Заключение.

На данной лекции мы изучили строение, циклы развития, механизмы воздействия на организм хозяина и другие вопросы, относящиеся к наиболее распространенным глистным инвазиям человека, вызываемых круглыми червями – нематодами. В целом – это – 70-80% всех гельминтозов человека. Обсужденный материал сложен как по объему, так и по существу. Знание сложных циклов развития, паразитов, источников и факторов передачи инвазионного начала, путей проникновения в организм человека позволит вам обосновывать направленность лабораторных исследований биологическими особенностями паразита.

На последующем лабораторном занятии мы изучим методов диагностики нематодозов.

Метки: ,