История возникновения и развития подсочки леса в Европе и на Украине

Некоторые виды деревьев при ранениях выделяют ценные для промышленности жидкости: клен и береза — сахарный сок, хвойные породы — смолистые вещества, каучуконосы — млечный сок (латекс), фисташка — мастике, лох — камедь. Специальные ранения деревьев с целью вызвать истечение того или иного вещества называются подсочкой. Подсочка, следовательно, относится к прижизненному использованию леса.

Сбором смолы, вытекающей из надрезов дерева, занимались с древних времен. Так, греки производили подсочку фисташкового дерева Pistacia Terebinthus и смолу употребляли для приготовления летучего масла — писсилеона. Видовое название фисташки — Terebinthus, — очевидно, послужило впоследствии поводом для наименования естественных хвойных смол — терпентином. Они называются также живицей.

Хвойные смолы древние финикияне применяли для осмоления деревянных судов своего флота и для других целей. В XIV веке подсочка стала развиваться во Франции. Надо полагать, что французы же завезли ее и в Северную Америку, где она получила широкое распространение.

Подсочка в те времена производилась крайне примитивно, и вытекающий терпентин собирался в ямки, которые делались в земле у самого дерева под ранениями. Из терпентина отгонялась ее летучая часть — терпентинное масло, или скипидар, а остающаяся после отгона твердая масса получила название — колофоний (по-русски канифоль) по имени греческого города Колофона, вблизи которого в древние времена производилась переработка фисташкового терпентина.

В первой половине XVIII века на севере нашей страны возникла своеобразная подсочка сосны, особенностью которой являлось нанесение ранений большой площади с целью вызвать просмоление древесины. Просмоленная стволовая древесина — стволовый осмол употреблялся для смолокурения. В процессе подсочки с пораненной поверхности деревьев собирался высохший терпентин — серка, или сера. Такой способ подсочки называется осмолоподсочкой и в технически улучшенном виде существует до настоящего времени.

Количество добываемого терпентина в виде серы (около 1000 т) было слишком мало и, кроме того, канифоль, получаемая из такого терпентина, низкого качества. Для удовлетворения своих потребностей дореволюционная Россия ввозила из-за границы ежегодно более 30000 т канифоли и свыше 1000г скипидара.

В 1780г. в Архангельской губернии англичанами предпринималась попытка организовать подсочку сосны по американскому способу вследствие недостатка терпентинных товаров в Англии. Однако подсочный промысел просуществовал недолго.

Исследование химического состава естественных смол хвойных пород, проведенное Ф. М. Флавицким (1883г.) и В. В. Шка-теловым (1889г.), опровергли поддерживаемое за границей мнение о непригодности терпентина нашей обыкновенной сосны для получения канифоли. Это мнение основывалось на данных немецкого ученого Чирха, полученных при исследовании им нашей серки. Флавицкий и Шкателов изучали свежую смолу — живицу нашей сосны и доказали, что из нее получается такая же канифоль, как и за границей.

Основываясь на этом, великий русский химик Д. И. Менделеев призывал к введению у нас подсочки и освобождению от иностранной зависимости. По его совету Санкт-Петербургским университетом был командирован в США В. Е. Тищенко, который подробно изучил там подсочный промысел. В своей книге «Канифоль и скипидар» (1895г.) он дал подробное описание терпентинного производства в Америке, а также во Франции, России и других странах. В этой книге также раскрыт хищнический характер подсочки в Америке.

Авторитетное мнение Д. И. Менделеева и книга В. Е. Тищенко несомненно способствовали проявлению интереса к подсочке у многих исследователей.

В. В. Шкателов (1895г.), Н. А. Филиппов (1899г.) и другие исследователи провели опыты по подсочке сосны в основном французским способом в разных районах России. Полученная в этих опытах малая эффективность подсочки нашей сосны объяснялась низкой техникой проведенных работ.

Первые хорошие результаты были получены в опытах Л. Л. Волкова в Люблинской губернии 1908—1909гг., в которых подсочку производили опытные французские мастера-подсочники.

После этого положительные результаты были получены также Шкателовым в 1911г., Филипповым в то же время и И. О. Пахарем в 1913г.

Хотя данные этих опытов указывали на возможность и экономическую эффективность добычи терпентина в нашей стране, промышленное развитие подсочки встречало противодействие инертного лесного ведомства царской России. Даже в годы первой мировой войны, когда страна остро нуждалась в канифоли для оборонных целей, лесной департамент не откликнулся на предложение некоторых наших ученых организовать промысловую подсочку.

Подсочка получила развитие в нашей стране лишь после Великой Октябрьской социалистической революции.

До 1925г. подсочка носила опытно-производственный характер. Первые опыты начались в 1919г. на Украине близ Киева лесничим Седлецким и проф. Пищемухой. В 1920г. в широком масштабе были начаты опыты по подсочке сосны французским способом в Святошинской даче Киевской губернии акад. Е. Ф. Вотчалом и проф. В. Д. Огиевским. Работы велись с помощью мастеров, предварительно обученных на впервые организованных в нашей стране курсах по подготовке кадров подсочных специалистов при Киевском сельскохозяйственном институте.

Вотчал принимал деятельное участие в организации и развитии подсочки не только на Украине, но и в целом в СССР.

Подсочка на Украине приобрела промышленный характер с 1923г., когда она перешла в ведение Всеукраинского управления лесами. Общая добыча живицы достигла на Украине в 1924г. 138 т.

С 1922г. подсочка начала развиваться на Урале, где опытные работы проводились И. И. Орловым.

В 1923г. опыты в большом масштабе в Архангельской области стали проводиться В. И. Лебедевым с помощью работников, подготовленных на курсах Архангельского союза кооперативов.

В 1924г. проф. А. Е. Арбузов ставил опыты вблизи Казани.

В 1925г. опытно-производственная подсочка была организована в лесах Белоруссии проф. В. В. Шкателовым.

Проведенные опытные и опытно-производственные работы по подсочке в разных районах СССР с большой убедительностью подтвердили ее эффективность. Они полностью опрокинули необоснованные доводы ученых капиталистических стран о непригодности русских лесов для промышленной подсочки.

В 1925г. вопрос об организации в СССР терпентинной промышленности был решен положительно в Президиуме Высшего Совета Народного Хозяйства СССР (ВСНХ). В этом же году была созвана первая Всероссийская терпентинно-канифольная конференция с участием работников Госплана и виднейших ученых страны. Конференция поддержала намеченные ВСНХ мероприятия по широкому развитию подсочки. Специальным постановлением Совета Труда и Обороны в 1925г. организация подсочки была поручена ВСНХ, который создал трест «Русская смола» (позднее «Лесохим»). Этот трест в 1926г. приступил к организации подсочки в Брянской, Пензенской, Рязанской, Самарской губерниях и в Белоруссии. На Украине развитием подсочки занимался Наркомзем УССР, на Урале — Уралмет и лесопромысловая кооперация.

Техника подсочки сосны быстро совершенствовалась, бурными темпами росла добыча живицы. В 1926г. в СССР было добыто 413 т живицы, а уже через 5 лет — 47300 т. В 1935г. было добыто около 82000 т живицы. В 1951г. добыча живицы составила более 100000 т, А в 1960г. добыто 159 тыс. г, т. е. в объеме, предусмотренном на 1965г. Подсочка распространилась далеко за Урал, в леса Восточной Сибири, на север. Подсочкой охвачены леса Эстонии, Латвии и Литвы, западных областей Украины и Белоруссии.

Кроме сосны, подсачивают в небольших объемах кедр сибирский. Проводятся также опыты подсочки ели и лиственницы.

Потребность народного хозяйства в канифоли, в том числе и вырабатываемой из живицы, возрастает из года в год. В 1965г. она в 1,5 раза превысит уровень потребности 1959г.

Метки: