ОПУХОЛИ

За период с 2003 по 2006 гг. в клинике кафедры хирургии и акушерства и частных клиниках г. Симферополя было принято 365 собак с незаразной патологией. Из них – 47 собак с опухолями в различных частях тела (что составляет 12,9% от общего числа принятых животных), в том числе у 26 собак был поставлен диагноз – опухоль молочной железы (55,3%). У 19 животных обнаружены доброкачественные образования (аденомы и фиброаденомы), что составило 73,1% от общего числа опухолей молочной железы и 40,4% от всех животных с опухолевой патологией.

Проведя анализ, зависимости частоты возникновения новообразований молочной железы у сук от возраста установили, что наибольшее число животных с опухолевыми патологиями молочных желез приходится на возраст 8 лет (19,3% животных), 9 лет (23,2%) и 10 лет (19,3%).

При анализе породной предрасположенности к возникновению новообразований молочной железы установили, что опухоли выявляли чаще у пуделей (15,4%) и немецких овчарок (19,3%).

Согласно вышеуказанной методике из 26 собак с опухолями молочной железы было отобрано 19 животных с фиброаденомами и аденомами, из которых сформировали 2 группы: контрольную и опытную.

Анамнестические данные, полученные при первичном приеме собак, показали, что почти все животные групп (89,7%) имели от одной до четырех беременностей. Кроме того, опухоли наблюдали у собак с ложной щенностью (35,3%).

При общеклиническом исследовании обнаруживали ограниченную припухлость в области вентральной части брюшной стенки. Установили, что у 13-ти животных (68,4%) новообразование локализовалось в области задних долей молочной железы, а у 6-ти собак (31,6%) в области средних долей. Поражения передних долей не отмечали. Опухоли имели овальную или округлую форму, размеры колебались от 3х3 до 6х7 см. местная температура не отличалась от температуры окружающих тканей.

Незначительную болезненность выявляли у пяти собак, у остальных она отсутствовала. Консистенция опухолей было упругой или слабо уплотненной. Изъязвлений, нарушений целостности кожного покрова в области новообразования не обнаруживали. Общее состояние животных удовлетворительное. Угнетения, отказа от корма не наблюдали. Устанавливали учащение пульса и дыхания у 9-ти собак. Показатели температуры колебались в диапазоне 37,7-39,0°С. истощения у животных не наблюдали.

Пробы крови для морфологического и биохимического исследования были отобраны из подкожной вены предплечья непосредственно после клинического обследования собак, а также на 10-й и 30-й дни после оперативного удаления опухолей.

По результатам исследования крови до операции установили, что число эритроцитов находилось на нижних границах нормы (5 млн/мкл). Наблюдался незначительный лейкоцитоз (29,32-33,44 тыс.). Межгрупповой разницы между исследуемыми показателями не отмечалось. Показатели лейкограммы находились в пределах нормы.

Ткани удаленных опухолей подвергли гистологическому исследованию. В результате исследования гистологических срезов из патологического материала у 16-ти животных обнаружили фиброаденому, у трех животных опухоли были представлены простой аденомой.

На гистологических срезах из фиброаденомы молочной железы отмечали нарушение типичного гистологического строения молочной железы, неравномерное уплотнение внутридольковой соединительной ткани. Выводные протоки были окружены плотным футляром концентрически расположенных коллагеновых волокон.

Для фиброаденомы также характерна гиперплазия эпителия в виде двухконтурности молочных ходов и ацинусов, кистовидное расширение альвеол, формирующих паренхиму опухоли. Ацинусы и молочные протоки новообразований имели различный размер и форму, обращало на себя внимание их тесное расположение друг возле друга и неравномерное утолщение междольковой соединительной ткани. На некоторых гистологических препаратах из фиброаденомы молочной железы была четко выражена многорядность эпителия, выстилающего кисты и молочные ходы опухоли. Просвет желез был заполнен секретом, содержащим нейтрофильные гранулоциты. Местами хорошо просматривались скопления эпителиальных клеток, складывающиеся в новообразованные железки. Отмечали локальную десквамацию эпителия, выстилающего ацинусы и протоки. В их просвете наблюдали скопления клеток морфологически резко отличающихся от эпителия, выстилающего молочные протоки.

На гистопрепаратах из аденом четко просматривались тесно прилегающие друг к другу альвеолы, выстланные обычным железистым эпителием. Просветы альвеол были заполнены небольшим количеством секрета. Молочные альвеолы формировали ацинусы, которые были разделены между собой тонкими соединительно-тканными перегородками. Строма аденомы была образована коллагеновыми волокнами, между которыми расположены клетки фибропластического ряда.

В течение первых двух дней после операции у животных наблюдали незначительное угнетение, снижение аппетита и повышенную жажду.

На третий день при осмотре операционной раны отмечали образование фибринозной спайки. Края раны припухшие, болезненные, местная температура бела была в диапазоне от 38,2 до 39,3°С.

На четвертые сутки угнетение у собак не отмечали. Наблюдали улучшение аппетита. Ткани в области раны припухшие, болезненные, местная температура повышена.

На шестые-седьмые сутки выявляли снижение отечности и болезненности раны. Показатели температуры, пульса и дыхания не выходили за пределы физиологических норм.

На десятый день провели снятие швов. У девяти собак контрольной группы наблюдали полное смыкание краев раны, признаки воспаления отсутствовали, отмечали образование рубца. У одного животного контрольной группы регистрировали расхождение краев раны. Полное заживление наблюдали на 15-й день после операции.

У собак опытной группы в течение двух после операции наблюдали незначительное угнетение, снижение аппетита, полидипсия. Регистрировали учащение пульса и дыхания, температура тела колебалась в диапазоне от 38,2 до 38,9°С. В области операционной раны отмечали болезненность, отечность краев раны, повышение местной температуры.

На третий день при осмотре раны наблюдали формирование фибринозной спайки, отечность, болезненность тканей, местная температура была повышена. Угнетение у собак не отмечалось, животные охотно поедали корм.

На пятые-шестые сутки отмечали снижение отечности и болезненности тканей в области раны. Показатели температуры, пульса и дыхания не выходили за пределы физиологических норм.

На десятый день провели снятие швов, признаки местного воспаления отсутствовали, наблюдали образование рубца.

После снятия швов у животных были отобраны пробы крови для морфологического и биохимического исследования. Был зарегистрирован незначительный лейкоцитоз (29,87-33,44 тыс.), у собак подопытной группы обнаружили достоверно большее количество эритроцитов (8,5 млн/мкл). Существенных изменений в лейкограмме не наблюдали.

Через тридцать дней после проведения операции был проведен повторный клинический осмотр собак контрольной и опытной групп. Угнетение у собак не наблюдали, аппетит хороший. В области брюшной стенки не обнаруживали признаков рецидирования (припухлости, узелки). Пульс, дыхание, температура и все исследуемые показатели крови у животных обеих групп в пределах физиологических норм.

После окончания курса лечения за животными контрольной и опытной групп вели наблюдение в течение шести месяцев. У четырех собак контрольной группы отмечали рецидивы (40%) при повторном обращении в клинику (через 4-5 месяцев после проведения операции). При этом обнаруживали новые припухлости в области вентральной части брюшной стенки упругой консистенции размером от горошины до грецкого ореха. Из опытной группы рецидив наблюдали только у одного животного (11,1%) через 5,5 месяцев после проведения операции.

Выводы. Таким образом, нами установлено, что фиброаденомы и аденомы молочной железы у сук встречаются в 11,4% от общего количества собак с диагнозом на новообразование, а применение фитопрепарата «Витосан» в послеоперационном их лечении обеспечивает выздоровление в 88,9%.

Метки: