Значения мелатонина в механизмах антиноцицептивного действия ЭМИ КВЧ

Основной эпифизарный гормон МТ, являясь универсальным синхронизатором эндогенных биологических ритмов и их адаптогеном к внешним датчикам времени (Barattini et al., 2001), обладая антиоксидантной (Reiter et al., 2001), иммуномодуляторной (Kuhlwein et al., 2001, Арашунян, 2002), противовирусной активностями (Bennathan et al., 1995), стресс-протекторным действием (Арашунян, 2004), играет большую роль в регуляции физиологических процессов в организме в норме и при патологии (Арушанян, 1996). МТ называют «гормоном ночи», так как пик его синтеза приходится на темное время суток, при этом отмечается снижение болевой чувствительности (Caroleo et al., 1992; Calvo et al., 1995; Ray et al., 2004).

Однако участие МТ в механизмахантиноцицептивного действия ЭМИ КВЧ не изучено. Вместе с тем, в наших предыдущих исследованиях (Чуян, 2004) показано, что под влиянием ЭМИ КВЧ происходит увеличение концентрации МТ в сыворотке крови, что имеет большое значение в механизмах антистрессорного, антиоксидантного и синхронизирующего действия ЭМИ КВЧ.

В связи с вышеизложенным задачей данного исследования явилось выявление роли МТ в механизме антиноцицептивного действия низкоинтенсивного ЭМИ КВЧ при экспериментальной тонической боли у крыс.

Для решения поставленной задачи была проведена серия исследований (рис. 7.1), в которой экспериментальных животных разделили на четыре равноценных групп по пять особей. Экспериментальную тоническую боль моделировали в «формалиновом тесте». У животных 2-ой (Л+ФТ) и 4-ой (Л+КВЧ+ФТ) групп мелатониновые рецепторы блокировали внутрибрюшинным введением растворенного в физиологическом растворе лузиндола (ЛL) («Sigma», США). Данный препарат (N-ацетил-2-бензилтриптамин) является специфическим антагонистом М1 мелатониновых рецепторов. Лузиндол, растворенный в этиловом спирте был введен из расчета 5 мг на 1 кг веса животного за 60 минут до инъекции формалина (Deborah et al., 2001, Sugawara et al., 1998, Dubocovich et al., 1990). Крысам первой (ФТ) и третьей (КВЧ+ФТ) групп внутрибрюшинно вводили эквивалентный объем физиологического раствора (0,9 % раствор NaCl). Непосредственно перед болевым тестом крыс 2-ой (КВЧ+ФТ) и 4-ой (Л+КВЧ+ФТ) групп подвергали воздействию ЭМИ КВЧ в течение 30-ти минут на затылочно-воротниковую область.

Результаты данного исследования показали, что дополнительное перитониальное введении блокатора мелатониновых рецепторов – лузиндола у животных второй группы (Л+ФТ) в «формалиновом тесте» не вызвало достоверных изменений продолжительностей болевой и неболевых поведенческих реакций (за исключением реакции сна, продолжительность которой значительно возросла в 372,37 раз (р<0,001)) по сравнению с животными, подвергнутыми только инъекции формалина (табл. 7.8; рис. 7.17). Это свидетельствует о том, что лузиндол, блокируя мелатониновые рецепторы, не влияет на болевую чувствительность у животных.

Таблица 7.8.

Общая продолжительность болевой и неболевых поведенческих реакций у крыс в «формалиновом тесте» (ФТ) на фоне предварительной инъекции блокатора мелатониновых рецепторов лузиндола (Л+ФТ), воздействия электромагнитного излучения крайне высокой частоты (КВЧ+ФТ) и их комбинированного действия (Л+КВЧ+ФТ) ()

Тип поведенческой реакции Экспериментальные группы воздействия
ФТ(1) Л+ФТ(2) КВЧ+ФТ(3) Л+КВЧ+ФТ(4)
Болевая реакцияВ том числе: 909,00±22,23 858,00±50,32Р2,3<0,001 486,80±29,82Р1,3<0,001 р2,3<0,001

Р3,4<0,01

714,33±47,96 р1,4<0,01Р2,4<0,01
1 фаза 144,00±7,70 150,67±6,44 р2,3<0,001 33,20±9,02 р1,3<0,001 р2,3<0,001Р3,4<0,001 143,00±10,58 р2,4<0,001
2 фаза 765,00±26,17 707,33±49,95Р2,3<0,01 453,60±26,60 р1,3<0,001 р2,3<0,01 571,33±49,97 р1,4<0,01
Бег 136,83±24,41 176,33±35,48 373,85±56,45 р1,3<0,01 289,33±30,11 р1,4<0,01
Груминг 34,67±10,79 52,00±10,56 р2,3<0,001 р2,4<0,01 215,15±52,79 р1,3<0,01 р2,3<0,001 204,33±32,95 р1,4<0,001Р2,4<0,01
Прием пищи 1,83±1,23 0,00±0,00 р2,4<0,05 26,20±10,49 р1,3<0,05 31,83±11,07 р1,4<0,01Р2,4<0,05
Сон 0,00±0,00 372,67±61,16 р1,3<0,001 р2,3<0,001 р2,4<0,01 0,00±0,00 р2,3<0,001 р3.4<0,001 886,33±83,17 р1,4<0,001 р2,4<0,001 р3,4<0,01
Покой 2517,67±22,49 2141,00±21,55 р1,3<0,001 р2,3<0,001 р2,4<0,001 2515,00±33,08 р2,3<0,001 р3,4<0,001 1444,00±45,90 р1,4<0,001 р2,4<0,001 р3,4<0,001

Примечание: р1-4 – различия достоверны между группами, обозначенными в таблице 1-4 соответственно по критерию Стьюдента.

У крыс четвертой группы (Л+КВЧ+ФТ), подвергнутых предварительной инъекции лузиндола и последующему воздействию низкоинтенсивного ЭМИ КВЧ в «формалиновом тесте отмечалось повышение продолжительности болевой реакции на 46,74 % (р<0,01) относительно значений данного показателя у крыс третьей группы, подвергнутых КВЧ-воздействию и действию болевого стресса без предварительного введения блокатора (КВЧ+ФТ) (табл. 7.8; рис. 7.17).

Б

 

А

 

Рис. 7.17. Изменение продолжительности болевой (первой острой и второй тонической фаз) (А) и неболевых (двигательной активности и пассивного поведения) (Б) поведенческих реакций у крыс в «формалиновом тесте» (ФТ) на фоне предварительного воздействия электромагнитного излучения крайне высокой частоты (КВЧ), введения лузиндола (L) и их комбинации (в % относительно значений у животных, подвергнутых изолированному действию болевого фактора, принятого за 100 %).

Примечание *– достоверность различий по критерию Стьюдента относительно значений у животных, подвергнутых изолированному действию болевого фактора.

При этом наблюдалось значительное повышение длительности первой фазы болевой реакции в 4,31 раз (р<0,001), приближая ее уровень к значению этого показателя у животных, подвергнутых изолированному действию болевого фактора. Длительность второй тонической фазы болевой реакции повысилась на 25,96 % (р<0,05) относительно значений у крыс, подвергнутых действию ЭМИ КВЧ и болевого стресса (табл. 7.8; рис. 7.17).

Длительность болевой реакции у животных четвертой группы (Л+КВЧ+ФТ) была на 21,41 % (р<0,01) ниже соответствующего показателя у крыс контрольной группы (ФТ. При этом достоверно уменьшилась лишь продолжительность второй фазы болевой реакции (на 25,32 %; р<0,01) (табл. 7.8; рис. 7.17).

Продолжительность двигательной активности у крыс этой группы уменьшилась на 51,75 % (р<0,001) относительно значений данных показателей у животных, подвергнутых комбинированному действию КВЧ-излучения и болевого стресса и, напротив, повысилась на 203,17 % (р<0,001), по сравнению со значениями у крыс контрольной группы (ФТ). Необходимо также отметить, что под влиянием введения лузиндола у крыс как второй (Л+ФТ), так и четвертой (Л+КВЧ+ФТ) групп значительно возросла продолжительность реакции сна, которая отсутствовала у животных других групп (табл. 7.8). Возможно, это связано с тем, что введение блокатора М1 рецепторов лузиндола вызывает изменение циркадианной ритмики и выработки МТ, а также существенно уменьшает двигательную активность животных, обладая седативным действием (Сушко, Будак, 2006).

Следовательно, введение лузиндола привело к уменьшению аналгетического эффекта КВЧ-воздействия, приближая его значение к соответствующему у животных первой группы, подвергнутых изолированному действию болевого фактора. Таким образом, изменение продолжительности болевой и неболевых поведенческих реакций в «формалиновом тесте» у крыс, которые подвергались комбинированному действию ЭМИ КВЧ и лузиндола можно расценить как доказательство участия МТ в механизме антиноцицептиного действия низкоинтенсивного ЭМИ КВЧ.

Автор —  Джелдубаева Эльвиза Рашидовна

Метки: