Основные вопросы теории и практики проведения случного и дела искусственного осеменения лошадей. Изучение вопросов случки и искусственного осеменения лошадей в конных заводах (1933-1948 гг.)

В 1921 г. по инициативе и под непосредственным руководством тт. Ворошилова и Буденного на Северном Кавказе были организованы крупные конные заводы. Здесь были собраны изъятые у различных воинских частей, гражданских учреждений и частных лиц лучшие племенные верховые лошади, главным образом донской породы. Основная задача конных заводов состояла в том, чтобы не только сохранить этих лошадей как племенное ядро, но на их базе возможно быстрее развернуть племенное верховое коннозаводство для целей оборонного значения и для улучшения лошадей аборигенных верховых пород.

В конных заводах раньше, чем в других коневодческих хозяйствах, обнаружилась примитивность дореволюционных методов проведения случки лошадей. Оказалось, что этими методами невозможно получить хорошие производственные показатели по воспроизводству конского состава. Вот почему перед работниками конных заводов со всей остротой встал вопрос: что нужно сделать, чтобы добиться повышения зажеребляемости кобыл и получить большее количество жеребят?

Государственное задание по воспроизводству лошадей вызвало трудовой подъем работников конных заводов и заставило изыскивать более рациональные способы проведения случки. Примерно с 1923 по 1935 г. ветеринарные и зоотехнические специалисты при участии других работников конных заводов значительно усовершенствовали способы проведения случки и искусственного осеменения лошадей.

В отношении косячной случки были применены следующие мероприятия.

Ежедневная подкормка концентратами косячных жеребцов в период случки. Это способствовало сохранению здоровья жеребцов, повышению их половой производительности (лучшей зажеребляемости кобыл).

Ветсанитарный осмотр и диагностические исследования всех лошадей, отбираемых в косяки. Последние формировались из лошадей, свободных от сапа, случной болезни, пузырчатой, половой сыпи, гнойных и катаральных метритов, эндометритов, вагинитов и других заразных заболеваний.

Ветеринарно-зоотехнический контроль за поведением жеребцов и кобыл в косяках:

А) изоляция до излечения кобыл с длительной половой охотой (нимфомания), с гнойно-катаральными процессами матки и влагалища;

Б) кратковременное удаление из косяка кобыл, которых жеребец многократно кроет, не обращая внимания на других кобыл в охоте (регулирование садок, сохранение половой силы жеребцов);

В) использование специальных недоуздков для жеребцов, нападающих на новорожденных жеребят.

4. Поголовное макро — и микроскопическое исследование семени косячных жеребцов до и во время случного периода с целью своевременного изъятия производителей с плохой оплодотворяющей способностью.

5. Совместное стойловое и пастбищное содержание всех косячных жеребцов осенью и зимой. Такая мера имеет экономическое и зоогигиеническое значение, а главное способствует привыканию жеребцов друг к другу, в результате чего предотвращаются кровавые драки между ними во время случки в косяках.

6. Точный учет всех случек (дата, период охоты). Это дало возможность выявлять кобыл с неправильной, расстроенной половой цикличностью, жеребцов с недостаточной половой активностью и своевременно принимать соответствующие меры.

Рационализация косячной случки способствовала получению большего количества приплода.

Улучшению ручной случки в практике конных заводов за тот же период времени способствовали следующие нововведения.

1. Широкое использование оперированных пробников (выворот полового члена назад). Это оказалось очень целесообразным при проведении не только ручной случки, но и искусственного осеменения.

Систематическая проба кобыл.

Организация «отбойных» и «кроющихся» табунов при проведении ручной случки и искусственного осеменения. Эта мера благоприятствовала проведению пробы.

4. Регистрация (на листе фанеры) проб и случек кобыл для сведения всего обслуживающего персонала. Ежедневные наряды на пробу и покрытие кобыл.

5. Внедрение в практику с 1935 г. положений, предусмотренных «Наставлением по проведению конской случной кампании?..».

В научной и практической разработке этих положений принимал участие весь коллектив ветеринарных и зоотехнических работников конных заводов, по главную роль в ней сыграли зоотехники Е. Л. Давидович, Л. В. Каштанов, В. В. Каштанов, ветеринарные врачи И. Г. Сильченко, М. А. Милованов, Д. В. Олейников, В. П. Говорухин, возглавлявший группу конных заводов.

Очень большое внимание уделял этой работе Г. В. Александров.

Работа конных заводов по совершенствованию пробы и случки, особенно косячной, подробно описана в книге Л. В. Каштанова «Табунное коннозаводство» (1935 г.) и в моей книге «Новые элементы в организации и проведении пробы и случки лошадей» (Ростов н/Д, 1935 г.).

За тот же период (1923—1935 гг.) конные заводы провели большую работу по рационализации искусственного осеменения, а именно.

1. Первые разработали и с успехом применили осеменение кобыл с учетом вагинальных признаков: состояния шейки матки, степени ее раскрытия, эректирования, количества и качества слизи.

Эта методика подробно изложена в моей книге «Новые элементы в организации и проведении пробы и случки лошадей», а также в моей брошюре «Искусственное осеменение лошадей…» (издание Главконупра НКЗема СССР, Москва, 1933 г.).

2. Первые применили на практике разбавитель семени по рецепту Лио—Виж, что дало хороший результат (82% жеребости).

3. Установили, что жеребец при естественном покрытии кобыл извергает семя не во влагалище, а непосредственно в полость матки через канал ее шейки. На основе этого ветеринарные работники конных заводов разработали способ получения семени от жеребцов путем массажа и отжимания рукой эякулята из полости матки покрытой кобылы через прямую кишку.

4. Применяли большие дозы семени (не менее 15— 20 мл для молодых, впервые осеменяемых кобыл и не менее 20—25 мл для подсосных кобыл). Рекомендованные дозы семени в 3 и 5 мл себя не оправдали. Применяя большие дозы семени, ветеринарные работники исходили из анатомических и физиологических особенностей матки кобыл.

5. Впервые установили, что серозно-слизистые катары влагалища и матки (катаральные вагиниты и эндометриты) в острой стадии препятствуют оплодотворению, а кроме того, передаются с семенем, если последнее берется вагинальным и губочным способом. Поэтому конные заводы первые отказались от использования без учета половой заболеваемости так называемых «кобыл спермособирательниц», предусмотренных инструкцией по искусственному осеменению.

Семя для искусственного осеменения разрешали получать от кобыл только после проверки их на состояние половых слизистых оболочек, на количество и качество слизи.

6. Впервые установили, что у кобыл, страдающих атонией матки, шейка матки все время открыта, не эректирует. Такие кобылы, при наличии у них наружных признаков охоты, согласно инструкции, могли осеменяться в течение сезона несколько десятков раз. Оплодотворение этим не достигалось. Частые и ненужные осеменения наносили вред кобылам. В практике конных заводов такие случаи были исключены.

Рационализация случного дела в конных заводах дала хорошие производственные результаты: процент жеребых кобыл возрастал с каждым годом.

Однако, несмотря на достигнутые успехи, многие очень важные вопросы пробы, случки и искусственного осеменения кобыл продолжали оставаться неясными и неразрешенными, что тормозило развитие случного дела.

Не были разработаны следующие кардинальные вопросы.

Когда у кобыл происходит овуляция, т. с. выход из яичника яйцеклетки (в начале, в середине или в конце периода половой охоты)?

Как и по каким признакам отличить у кобыл полноценную половую охоту от неполноценной и болезненной?

Когда и по какой системе случать кобылу, которая очень долго (12—15 дней и больше) или почти постоянно находится в охоте?

Когда и по какой системе случать кобылу, которая при слабых наружных признаках охоты или при их отсутствии долгое время не отбивает?

Что предпринять в отношении кобылы, которая долго не проявляет наружных признаков охоты и все время резко отбивает пробника?

Когда целесообразнее случать кобыл—в начале, середине или в конце периода охоты?

Через какие промежутки времени следует повторно случать кобыл в периоде одной и той же охоты, чтобы добиться большей оплодотворяемости?

Особенно много неясных вопросов возникло при широком применении искусственного осеменения, а в связи с ним гинекологического исследования кобыл через влагалище (вагинально) и через прямую кишку (ректально). Вызывали недоумение следующие случаи.

У кобылы ясно выражены наружные признаки охоты, а шейка матки закрыта.

Кобыла проявляет наружные признаки охоты, а фолликула нет ни в одном яичнике.

Кобыла не проявляет наружных признаков охоты, отбивает пробника, а шейка матки раскрыта.

Кобыла отбивает пробника, а в одном из яичников развивается фолликул.

Кобыла при пробе проявила наружные признаки охоты, а при вагинальном и ректальном исследовании оказалась жеребой.

Кобыла при садке жеребца сильно дуется, иногда издает звуки, напоминающие стон. (Болезненность влагалища на почве острого воспаления, глубоких скрытых послеродовых надрывов или разрывов?)

После садки жеребца у кобылы из влагалища тотчас же быстро изливается на землю все или почти все семя. (Закрыта шейка матки?)

Кобыла жереба и в то же время проявляет охоту и имеет зреющий фолликул.

Жеребец нехарактерно закончил покрытие кобылы. (Произошло извержение семени или нет?)

Не были известны у кобыл внутренние гинекологические признаки развития и роста фолликулов в яичниках, разрыва зрелого фолликула (время наступления овуляции), образования желтого тела.

Не были изучены внутренние гинекологические признаки различных видов половой охоты, признаки полового покоя, жеребости в самых ранних стадиях и т. д.

Необходимость повысить зажеребляемость кобыл заставила нас заняться изучением перечисленных вопросов пробы, случки и искусственного осеменения.

Главная роль при изучении этих вопросов бесспорно принадлежала ветеринарной гинекологии в широком понимании этого слова. Конные заводы первые широко использовали данные ветеринарной гинекологии для рационализации случки и искусственного осеменения лошадей.

Мы с успехом использовали опыт профессора Ленинградского ветеринарного института доктора ветеринарных наук А. Ю. Тарасевича, который положил начало клинико-гинекологической диагностике внутренних половых заболеваний кобыл и диагностике жеребости в ранних стадиях по изменениям, происходящим во внутренних половых органах и тканях.

Изучение вопросов пробы, случки и искусственного осеменения мы дополнили новыми положениями, которые сложились у нас в условиях практической работы.

Первое положение. Наружные проявления охоты и отбой у кобыл не всегда соответствуют признакам и изменениям, происходящим во внутренних половых органах. Так, например, в условиях Северного Кавказа и Украины, при табунном и табунно-базовом содержании кобыл, особенно резкое несовпадение (до 80—90% случаев) между наружными и внутренними признаками половой охоты наблюдается в начале случного сезона (март—первая половина апреля).

По мере потепления и появления зеленой растительности количество случаев несовпадения постепенно уменьшается до 10—15% (май-июнь). С конца июня и в июле, в зависимости от условий погоды (жара, засуха) и

Состояния травостоя в степи (выгорание), количество Случаев несовпадения возрастает до 50—60%. Это явление постоянное, с незначительными колебаниями в ту или другую сторону. Мы наблюдаем его ежегодно в течение более 15 лет у кобыл при табунном и табунно-базовом содержании.

В марте и первой половине апреля, как правило, из десяти кобыл в хорошей охоте приходится назначать на покрытие одну или двух (от 10 до 20%) с хорошо развитым фолликулом, а у остальных обычно нет фолликула или он только начинает развиваться.

В мае-июне, наоборот, из десяти кобыл в охоте только у одной, двух или трех нет развитого фолликула, а у остальных (от 70 до 90%) имеются развитые фолликулы, т. е. наружные признаки охоты соответствуют внутренним.

Если это явление изобразить графически, то получится следующая кривая, указывающая на средний процент несоответствий между наружными и внутренними признаками половой охоты кобыл в различное время случного сезона.

Эта кривая составлена на основании наблюдений за большим количеством кобыл в течение ряда лет. Она подвержена колебаниям в ту или другую сторону в зависимости главным образом от условий погоды и кормления.

Случаи несоответствия между наружными и внутренними признаками половой охоты наблюдаются у кобыл и при конюшенном содержании. Но в конюшнях при нормальной и равномерной температуре й хорошем кормлений кобыл это несоответствие проявляется не так резко.

Иногда, чаще всего у подсосных кобыл, наблюдается несоответствие противоположного порядка, а именно: в яичниках нормально развивается фолликул, а наружных признаков охоты нет и кобыла резко отбивает жеребца-пробника. Такие случаи не так часты, не превышают 3-4%.

Несоответствие между наружными и внутренними признаками охоты является камнем преткновения при организации и проведении ручной случки и искусственного осеменения лошадей. Большие затруднения создает также следующее обстоятельство. У кобыл, по сравнению с коровами, овцами и козами, период половой охоты очень длинный (от 3 до 12 дней), а переживаемость и оплодотворяющая способность семени жеребца короткая (20—30—50 часов). Все это побудило нас обосновывать ручную случку и искусственное осеменение кобыл не только на наружных, по и на внутренних признаках их половой системы.

Второе положение. Большинство заболеваний половой системы лошадей не имеет ясных наружных клинических признаков и распознается лишь внутренним исследованием половых органов через прямую кишку (у кобыл и жеребцов) и через влагалище (у кобыл). Многие половые заболевания кобыл и жеребцов (особенно хронические) могут остаться незамеченными. В результате при ведении случки создаются антисанитарные условия со всеми тяжелыми последствиями (распространение половой заболеваемости, холостение и аборты).

Отсюда мы сделали вывод, что рациональная случка не может проводиться без знания ветеринарной гинекологии и без активного участия в ней ветеринарных работников.

Третье положение. Основные вопросы теории и практики случки касаются главным образом физиологии, эмбриологии и патологии половой системы кобыл и жеребцов. Отсюда совершенно очевидно, что решающая роль в изучении этих вопросов принадлежит ветеринарной гинекологии, пользующейся ректальным и вагинальным методами исследования. Ветеринарную гинекологию мы понимаем в широком смысле этого слова, а именно как науку, которая должна изучать изменения, происходящие в половой системе кобыл не только при патологическом состоянии этой системы, как это было до последнего времени (вернее, до работ профессора А. Ю. Тарасевича), но и при других состояниях (жеребое, холостое, половая охота, половой покой и т. д.).

Какие имеются основания к тому, чтобы предмет ветеринарной гинекологии ограничивать заболеваниями половой системы самок? Никаких серьезных оснований к этому не имеется. Различные нормальные и патологические состояния половой системы самок часто сочетаются дру с другом, связаны между собой последовательными незаметными и постепенными переходами. На основании своих долголетних работ мы пришли к выводу, что ветеринарная гинекология должна наблюдать и изучать все состояния и изменения половой системы самок и притом не изолированно друг от друга, а в комплексе, органической взаимосвязи и в динамике.

Такой вывод правилен с точки зрения марксистского диалектического метода, согласно которому природа— единое целое. Этот вывод находит обоснование ив материалистическом учении академика И. П. Павлова, который «исходил из глубоко продуманной идеи целостности организма».

И. П. Павлов стремился не только дать анализ физиологических фактов, но и подойти к их синтезу.

«Синтетический подход к изучению физиологических явлений требует исследования функций каждого органа в его взаимодействии и связи с функциями других органов и организма, как целого».

Академик И. П. Павлов писал так: «синтез, широко примененный ко всему организму как новый метод, окажет великую помощь будущим физиологическим исследованиям; он сделается энергичным подстрекателем для других изысканий, для других исследований. Задачей анализа было возможно лучше ознакомиться с какой-нибудь изолированной частью; это было его законным долгом, он определял отношения этой части ко всем возможным явлениям природы. Цель синтеза—оценить значение каждого органа с его истинной и жизненной стороны, указать его место и соответствующую меру»1.

«Мы приобрели для могучей власти физиологического исследования вместо половинчатого весь, нераздельно живой организм. И это целиком наша русская неоспоримая заслуга в мировой науке, в общей человеческой мысли»1.

Павловский метод работы (не только анализ, но и синтез физиологических явлений) способствует успешному изучению функций половой системы и повышению оплодотворяемости кобыл.

Ветеринарная гинекология в широком смысле этого слова по праву заняла решающее место в изучении и разрешении основных вопросов размножения лошадей.

Четвертое положение. Разрешение вопросов, связанных с проведением всех видов случки, а следовательно, и успешное воспроизводство лошадей возможно лишь на основе мичуринской передовой биологической науки, соблюдения ветеринарных и зоотехнических требований, учета хозяйственно-производственных условий.

Пятое положение. Случка без применения гинекологических методов исследования и без выполнения элементарных правил ветсанитарии и зоогигиены—главная причина появления и распространения микробных заболеваний половой системы кобыл и жеребцов, а также абортов на почве инфекции. Ветеринарная гинекология дала богатый материал для зоогигиены, в связи с чем зоогигиенические требования при осеменении кобыл приобрели еще большее значение.

Метки: , , ,